«АВИП» в лицах

Знакомьтесь:  Антон Кляпин

Летчик, тракторист, водитель - это обязательно мужчина, хотя прекрасные девушки за рулем или штурвалом уже давно не редкость; медсестры, филологи, библиотекари - женщины. Со многими профессиями у большинства из нас связаны устойчивые образы. Так и при словосочетании «социальный работник» представляется скорее девушка с открытым улыбчивым лицом, а не красавец-мужчина и ветеран боевых действий. Но вот он - живой пример мужского подхода к общественной работе! Антон Кляпин уже много лет с гордостью носит звание социального работника, предпочитая его всем прочим. 

«На самом деле, социальной работой я начал заниматься еще в детстве, - рассказывает Антон. - В младшей школе я очень часто навещал приболевших одноклассников, приносил им домашнее задание. Меня никто об этом не просил, я не был старостой. Просто брал - и делал. Если честно, особенно мне нравилось разговаривать с родителями ребят, смотреть на их отношения, отмечать, как по-разному живут и общаются между собой члены семьи». Какой мальчишка не зачитывался по ночам приключенческими романами, тайком листая при свете фонарика томик Даниэля Дэфо или Финимора Купера? Но пока сверстники мечтали о головокружительных приключениях и путешествиях, Антон, прочитав роман «Робинзон Крузо», серьезно заинтересовался внутренним миром человека. 
«Мне было лет десять, когда нас отправили на тестирование, и у меня вышло, что мне подходит работа «человек – человек», - рассказывает Антон, - Мне посоветовали стать или психологом, или милиционером. Милиционером я становиться не хотел, а вот психологией загорелся. Помню, выписал себе через газету специальный сборник тестов. Очень его ждал, и когда он наконец пришел, принялся тестировать всех своих родственников, знакомых и друзей - и продолжал, пока они буквально не начали от меня бегать!». 
Через пару лет Антон начал заниматься тай чи («тайцзицюань», в буквальном переводе с китайского - «кулак Великого Предела»). Это древнее боевое искусство, в основе которого лежит глубокая философия. «Занятия у нас вел потрясающий человек, ветеран Афганистана. Я без преувеличения могу сказать, что именно те тренировки сформировали меня как личность: я научился ко всему относиться спокойно и позитивно, и даже сейчас, спустя годы, стараюсь всегда следовать заложенным тогда установкам». 
Но, несмотря на «восточное спокойствие», подростковый бунт Антона не миновал. Сложно представить, что знакомый всем нам элегантный мужчина прошел через несколько неформальных субкультур - был и панком, и хиппи, носил креативные стрижки, тяжелые ботинки и смешной длинный черный плащ. Кто знает - возможно, это было связано с тем, что Антона отправили учиться в очень престижный, но безнадежно далекий от психологии Ленинградский Политехнический техникум, а затем - в Судомеханический Колледж. 
«Я совершенно четко понимал, что это не мое, что я не хочу быть техническим специалистом. Потому я ушел в вечернюю школу, чтобы, получив аттестат, поступить в университет на факультет психологии. С первого раза не получилось. Ничего! - решил я. - Пойду в армию!». 

Семья Антона до последнего не верила, что сын идет служить - думали, он шутит. «Как-то вечером я сказал маме: «Разбуди меня в шесть, я ухожу в армию. Все улыбнулись. А утром я собрался, поехал, и домашние догнали меня уже у поезда: «Ты что? Серьезно? Да как так!». 
Антона распределили в Лефортово (Московская область), и, благодаря навыкам начинающего психолога, он быстро нашел общий язык с сослуживцами и старшими по званию. Отвечая за зарядно-техническую базу, он пользовался уважением. «В наряде - признаюсь! - я был ровно полтора раза. Во второй раз офицер увидел и как давай кричать: «Ты что здесь делаешь? У тебя свои задачи!». 
А через полгода началась Первая чеченская кампания. Все больше старших сослуживцев отправлялись на фронт - и возвращались далеко не все. «Мама написала мне письмо, мол, сынок, подавай заявление на получение военного образования, чтобы туда не послали. Я согласился, написал прошение. Мгновенно разгадав мой незатейливый замысел, бумагу порвали на моих глазах и отправили с «дедами» первым рейсом». 
В один из первых вечеров сослуживцы послали Антона в «самоход» в ближайший магазин. Переодели в штатское и вложили в руку гранату с выдернутой чекой. «До магазина было рукой подать, но могла подъехать машина - взяли солдата - и увезли. Не нужно уточнять, что в плен было лучше не попадать. Я очень хорошо помню эту дорогу, а еще помню, что мне не было страшно: такой уровень адреналина». После этого «гонца» признали. 
«Конечно, мама очень волновалось. В Лефортово мне удавалось созваниваться с ней раз в неделю - уже даже не помню, как договорился. А тут - ни звонков, ни писем. Однажды приехал к нам офицер из Петербурга, которому до звания полковника не хватало одной командировки. Перед отъездом он мне как земляку предложил передать письмо домой. Конечно, я согласился. И вот представьте такую картину: раннее утро, неожиданно звонок в дверь. Мама открывает - а там стоит полковник в парадной форме. Конечно, она сразу в обморок. Ему стоило определенных усилий потом объяснить, что все в порядке, ее сын жив-здоров, а он просто письмо принес».
Служба в армии и участие в боевых действиях только укрепили желание Антона стать психологом. «Я видел, как неконтролируемо меняются люди, как они ломаются и звереют. И, конечно, мне хотелось научиться помогать в таких ситуациях, давать человеку возможность несмотря на всё сохранять свое «я» и радость жизни».
Сразу после демобилизации Антон отправился в приемную комиссию Государственного университета, но там ему неожиданно заявили: «Извините, молодой человек, но мы не можем у вас документы принять - вы профнепригодны. У вас, юноша, посттравматический синдром!».
Но с намеченной дороги наш герой не свернул: поступил в Государственный институт психологии и социальной работы, прошел целый ряд курсов по повышению квалификации и стал высококлассным многопрофильным психологом, который вот уже много лет является неотъемлемой частью дружного коллектива «АВИП».
«Я всегда говорю: психологом невозможно стать, просто отучившись в ВУЗе. Живые эмоции и чувства, реальные людские судьбы очень отличаются от того, что написано в учебниках! - заявляет Антон. - По-настоящему учит только опыт. Каждые консультация, тренинг и собеседование приносят мне новые знания. Мне очень повезло: я занимаюсь тем, что по-настоящему люблю!».
Антон - генератор идей и прекрасный организатор, который приложил руку практически ко всем проектам, действующим в АВИП. В свободное время он любит путешествовать, посещать выставки и концерты. Увлекается туризмом, кино и - также, как и в детстве - много читает: правда, на смену Робинзону Крузо пришла серьезная психологическая литература.
Кроме того, с 1999 года Антон Кляпин занимает пост председателя совета Адмиралтейского районного союза инвалидов и ветеранов Афганистана и Чечни.
«Я люблю узнавать что-то новое, люблю учиться и рад, что у меня есть возможность приобретать новые навыки. В ближайшее время вот собираюсь освоить слепую печать - курсы «Продвинутый пользователь ПК» будут проходить в Народном доме по выходным, так что можно совмещать с работой - уже записался. Но все-таки за годы работы я убедился - самое интересное в мире - это человек! А у нас в АВИП - самые замечательные люди!».

Поиск